Библиотека > Культура и техника > XXI век – кто станет носителем морального разума ?

"Компьютер – электронное устройство, которое
не заменит человека до тех пор,
пока не научится смеяться шуткам начальника
и сваливать свои собственные ошибки
на соседний компьютер"

(Неизвестный)

Наука и техника характеризуют сегодняшнюю жизнь. Все, что с нами происходит, все, что нами движет сегодня – это можно проследить, прочитав современные газеты, журналы. Всюду и везде мы говорим о технократической цивилизации. Современное поколение все более детерминировано информационно-массовой культурой, его сознание с каждым годом определяет развитие техники и промышленности. Карл Ясперс считает, что техника сегодня является, вероятно, главным предметом для понимания нашего положения и значения влияния на все жизненные проблемы просто невозоможно переоценить. Информационная техника стала приметой нашего времени, и тенденция к всеобъемлющей системотехнике и организационной технологии сказывается во всеобщем применении информационных систем. Это не требует отдельных доказательств, мы являемся свидетелями с огромной скоростью наступающего господства Рациональности, Разума, власти Техники. И двадцатый век задается только одним вопросом, возможна ли война между природой и обществом. Это две открытые системы, которые способны противостоять друг другу в одинаковой мере. Кто будет предотвращать кризис техногенной цивилизации? Может ли произойти цивилизационный переход в другой способ сосуществования человека и природы? Является ли всеобщая компьютеризация не только судьбой, но и наказанием массового индустриального общества системно-технологического века, как следствие безудержного стремления человека расчленить и охватить, разделять и властвовать над всем миром? Ответ мы можем получить только тогда, когда все же научимся распределять ответственность за содеянное.

Двадцатый век – век буйного техники, ее взлета и одновременно неизбежного возникновения бурных споров и дискуссий по поводу ее важности и нужности. Само явление техники как продукт человеческого ума вызвало множество разногласий с точки зрения ее будущего. Стало видно, что за один век электричества человек проявил себя в полной мере, причем далеко не с лучшей стороны. Всему миру было достаточно гонки вооружений, чтобы понять, что никто не остановится, чтобы раздавить друг друга. И в Маунт-Кармельском Заявлении о "технической и моральной ответственности" в 1974 году было зафиксировано, что "ни один аспект техники с моральной точки зрения не является сегодня нейтральным", и что "…есть люди, которые несут полную ответственность за злоупотребление техникой, а также применение". И многие всемирно известные ученые подписали его. Потому что стало ясно, что человек вступив на "тропу войны", в супертехнический век не оставляет себе дороги обратно, и отрезает все пути для отступления – "назад к природе". Отказаться от прошлого невозможно, и техника – есть часть нашей судьбы, как позитивной, так и негативной. И кто-то из культурологов говорит, что техника для нас – это моральный и экзистенциальный тест, и кто знает, выдержит ли человек его? Но современное поколение говорит, что только информация и абсолютное знание помогут выжить в двадцать первом веке. Знания реализовываются в творениях человека, а сейчас две трети человечества заняты информационными технологиями будущего. Так что же для нас значит техника?

Раньше она понималась, и часто понимается до сих пор как прикладное естествознание, что неверно, так как развитие техники начинается намного раньше, чем возникло экспериментальное и теоретическое естествознание. Техника также понималась и как историческое освобождение человека через собственные действия, через трудовое формирование действительности, и техническое развитие рассматривается как проект искусственной среды в целом и как поступательная замена естественной среды "самосоздаваемым миром культуры", "техническим искусственным миром" и т.п. В современном теоретическом и социально-научном объяснении делается упор на конструировании, создание искусственных объектов (артефактов) и систем вещей, а также проектирование систем технических действий и взаимное соединение этих элементов в обширные общественные связи, так называемые "социотехнические системы". Но феномен техники в целом и ее вовлеченность в другие сферы общественной жизни и культурные традиции могут быть поняты лишь с точки зрения надпрофессиональных принципов, опирающихся на системные взаимосвязи между всеми влияющими факторами. И здесь нельзя обострять дискуссии о явлении технического прогресса, ибо нет намерения подавить общество техникой, просто технические системы все больше находят применение в развивающемся мире. Хотя, бесспорно, есть и определенная и вполен серьезная угроза, заключенная в сложной информационной системе, которая позволяет не только диктовать правила сбора и характер собираемых социальных данных с точки зрения компьютера. Тем более, что развитие компьютерной техники, техники переработки информации начинает настойчиво создавать проблему тотального технократического контроля за личностью в виде собранных и скомбинированных персональных данных. Угроза частной личностной сфере привела к вынужденной постановке проблемы защиты персональных данных от их несанкционированного коммерческого и общественного использования в своих целях. Здесь надо упомянуть о сторонниках течения "технологического пессимизма", которые отрицают те потенциальные возможности и реальные плоды техники и говорят о том, что "наше поколение является первым поколением, которое осознало, что технический прогресс не может продолжаться так, как это было в прошлом. Это очень важный поворотный момент. Впервые человек должен будет остановить рост науки, техники, населения". Но этот подход к решению проблемы не является позитивным. Ведь сейчас человек уже не в состоянии отказаться от всех благ цивилизации, это значило бы повернуть реки вспять, развернуться и пойти назад. Ведь техническая деятельность, как и любой другой вид человеческой деятельности, может быть правильной и неправильной, смотря из каких внутренних побуждений он действует, и какие мотивы им двигают. Так как тут идет речь о гуманизации технического прогресса в общем. А природа, в конечном счете, не позволяет себя действительно перехитрить. Приспособление, интеграция, экологическая адаптация, учет системных взаимосвязей – все эти аспекты должны получить в будущем все более четкое выражение. Разумные анализы и программы требуют и подчеркивают расширенную ответственность человечества вообще и инженеров в частности также за природу в целом и ее подсистемы.

Множество катастроф во многих странах, а в том числе и Чернобыле продемонстрировали возможности кризисов технического мира достаточно реалистично. Природные кризисы, в современном мире в основном сменились кризисами, порождаемыми людьми. Все более разрастающие кризисы, такие как энергетический, экономический, военный, проблемы безработицы – эти структурные, внутригосударственные проблемы создаются не только самим человеком, но и возникают в сплетении и в постоянном взаимодействии динамической технизации. Здесь же возникает вопрос о собственной динамике техники и встает проблема саморазвивающейся и неуправляемой техносистемы. И все это стало как бы запалом для новой волны критики техники, антинаучного движения. Критики науки и техники указывают на кризисное обострение риска. И все чаще становился вопрос об ответственности. О том, что нужно создать новый этический кодекс по которому человек будет готов ответить за любое действие, имеющее свое последствие. "Мы должны создать системы, достойные доверия", - несколько лет назад было сказано неким американцем. Прав ли он? Нужно ли в сами информационные системы закладывать программы, способные контролировать выполнение действий, их правильность и их корректное завершение. Компьютерам будет предоставлена функция принятия решений по жизненно важным социальным и индивидуальным проблемам. Естественно, что в сложных областях управления, в области контроля над данными и в управлении системами принятие решений также будет предоставляться комьютерам, имеющим чрезвычайно гибкое математическое обеспечение, обладающим логической приспособляемостью, к тому же компьютерные системы легко формируемы и достаточно разветвлены. В данном случае именно они станут морально ответственными, с точки зрения человека их создавшего, за результаты этих программ. Но есть вопросы, в которых только специалист способен разобраться и принять правильное решение, это касается военных вопросов.

Кто же должен нести ответственность фактически и этически? За ложное решение, принятое компьютером получается не несет ни проектировщик, ни создатель программы или математического обеспечения системы. В таком случае мы становимся все более зависимыми от функционирования компьютерных систем, тогда стоит ли возлагать на них ответственность? Этот вопрос очень серьезен, при том, что человек давно потерял свою значимость. Достаточно сравнить понимание человека в гуманистическую эпоху, эпоху Возрождения и сейчас, когда человек растворился в интегрированных и сложноструктурированных системах. С тех пор, как появилась информационная техника для человека не остается реального места для воплощения и реализации своих возможностей. Человек стал почти полностью полагаться на технику, и только в определенных случаях и сферах деятельности он остается пока компетентен. В основном же он вынужден доверять по возможности безошибочным и безупречным информационным системам. И получается, что со временем человек снимет с себя какую-либо ответственность за происходящее вокруг.

Но ведь ясно, что компьютеры не являются моральными, социальными существами и информационные системы не могут брать на себя моральную ответственность. Ибо он может нести ее только за выполнение какой-либо задачи, заложенной в нем самом, но он, естественно, не может принимать некую (ментальную) установку по отношению к сделанному им выбору.

Тем не менее, разрабатываются концепции, в которых защищаются идеи "вменения ответственности компьютерным системам" (концепция Бехтеля У.). Бехтель предлагает сформулировать условия, при которых мы смогли конструировать системы в качественно ответственно действующих субъектов. Для этого им нужно иметь свойство "интенциональной системы". Это необходимое условие заключается в том, что в данном случае "система" находится в причинном ряду, и оно было бы способно вмешиваться в причинную цепь. И информация в данном случае будет исходить от системы и будет в сфере его контроля. Таким образом система окажется адаптивной и способной принимать адекватные решения по отношению к отдельно взятой ситуации. Система сможет свои внутренние состояния и свю продуктивную способность приспосабливать к сигналам и данным внешней среды, она будет в состоянии изменять свои решения и реакции на данные в соответствии с вводимой программой. Может быть, даже что они смогут изменять саму программу своего поведения при реакции на окружающую среду. И тем не менее, компьютер не способен улавливать изменения, происходящих во всех областях окружающей среды, а тем более он не может заменить юридическое лицо во всех планах и значениях этого слова. И именно по этой причине компьютеризованная система принятия решений в моральном смысле не может стать полностью ответственной моральной личностью, и тем самым оказаться носителем морально-практического разума. Соответственно, в будущем речь должна идти о дифференциации ответственности. Значит, мы должны создать управляемые модели, определяющие участие в ответственности. Но главным образом, только гуманно настроенный человек сможет обеспечить разумное сохранение ресурсов, а соответственно и принять разумное решение.


Мой реферат по курсу "История науки и техники"
Использованная литература:
1. Ленк, Ханк. Размышления о современной технике.- М., 1996.
2. Человек и природа:Сб.ст.- М., 1980.