На главную страницу Библиотеки по культурологии
карта библиотеки


Библиотека > Типология культур >Субкультура как объект исследования

Автор статьи - Слюсаревский Н.Н., аспирант кафедры отраслевой социологии Киевского национального университета им. Тараса Шевченко
Данная статья на украинском языке


“СУБКУЛЬТУРА КАК ОБЪЕКТ ИССЛЕДОВАНИЯ”

Данная работа есть попыткой анализа существующих подходов к описанию и к типологизации субкультур на современном этапе. В работе очерчен круг вопросов относительно механизмов возникновения и функционирование субкультур, которые, по мнению автора, являются ключевыми в дальнейшем исследовании субкультур, а также предложена собственная концептуальная модель описания и исследования субкультур

Дана робота є спробою аналізу існуючих підходів до опису та типологізації субкультур на сучасному етапі. В роботі окреслено коло питань стосовно механізмів виникнення і функціонування субкультур, які, на думку автора, є ключовими в подальшому дослідженні субкультур, а також запропоновано власну концептуальну схему опису та дослідження субкультур.

The present work is an attempt of analyses of existing models of description and tipologization of subcultures at the contemporaneous stage. The work follows a group of questions about mechanisms of appearance and functioning of subcultures which, to author's mind, are the keys in the future investigation of subcultures and proposes its own conseptional model of subcultures investigation and description.

Предметом этой статьи является изложение некоторой концептуальной схемы, разработанной для исследования субкультуры, имеющего целью четко определить границы субкультуры, сформулировать критерии ее определения, а также представить ее детальное описание как явления. Предлагаемая концептуальная схема — это своеобразное продолжение идей К. Соколова [1], Ю. Савельева [2], Л. Ионина [3] и М. Соколова [4; 5], а также определенный синтез наработок в области исследования субкультур в целом. Инновативным моментом являются предлагаемые критерии выделения и описания конкретной субкультуры.

Единой устоявшейся системы взглядов на явление субкультуры сегодня нет. Каждая наука понятия “субкультура” интерпретирует и описывает с позиций своих предмета и методологии. Поэтому в науке сформировался ряд наиболее распространенных подходов к изучению и описанию данного явления. Кратко охарактеризуем их. Системно-динамический подход заключается в представлении субкультуры как сложной системы, претерпевающей фазовые преобразования. Синергетический подход описывает взаимодействия субкультур как хаотически разворачивающийся процесс. В этом процессе одни субкультуры усиливаются (кооперативный эффект), а другие угасают. Информационный подход представляет образ культуры (субкультуры) как сочетания социальных феноменов с информационными, где коллективное сознание (несущее в себе духовные ценности) формируется в процессе передачи информации от индивида к индивиду, а СМИ (телевидение, радио, пресса) активно влияют на этот процесс. Генетический подход заключается в отождествлении системы духовных ценностей с набором генов. Иерархический подход интерпретирует культуру как иерархически организованную систему, в которой культуры высшего уровня развиваются по собственным законам, отличным от законов нижнего уровня. Трофический подход основан на принципе: верхний уровень развивается за счет низшего. Трофические уровни выстраиваются в цепочку, началом которой есть преобразование мира человеческих чувств в мыслительные образы. Экологический подход рассматривает субкультурные общности как целостные образования в широкой социокультурной среде. Эпидемиологический подход уподобляет процесс формирования субкультур распространению инфекционной болезни: возбудитель — социальный миф, формируясь в массовом сознании, передается от индивида к индивиду, охватывая массу пораженных. [6. с. 130]. Когнитивный подход заключается в представлении о субкультуре как системе познавательных теоретических конструктов, сквозь призму которых воспринимается окружающая действительность [5].

Помимо перечисленных выше подходов, в границах гуманистической традиции известные методологи Шварц и Якобс [см.: 4] выделили два основного направления, избирающих различные исследовательские стратегии (парадигмы) изучение и описания субкультуры — реконструкцию жизненного мира и изучение социальных форм. Кратко охарактеризуем их. Реконструктивистская стратегия (парадигма) ставит своей целью наиболее полное воспроизведения мировоззрение представителей определенной группы, ее картины мира. Основным исследовательским приемом является феноменология. В пределах этой стратегии выделяют еще два направления (феноменологические модели): сциентизм и экзистенциализм. С позиций сциентизма, все люди мыслят примерно по одним принципам — в соответствии с требованиями научной методологии, выдвигают и проверяют гипотезы, создают теории и фальсифицируют их. Весь жизненный мир здесь можно представить как совокупность знаний, развивающихся по законам развития научного знания. Противоположным является экзистенциальное направление. Основное внимание здесь уделяют аспекту эмоциональных переживаний, а не воображаемым структурам, как у сциентистов.

Стратегия, изучающая социальные формы (инструктивистская парадигма), изучает правила, позволяющие самому исследователю стать членом данной субкультуры. Формы представляют собой типичные образцы социального взаимодействия, каковыми являются приветствие или ухаживание. Формы задаются правилами, которые определяют, какие ходы допустимы в этой игре, а какие нет, однако партии, складывающиеся из ходов, являются результатом творчества самых участников. Изучаются именно игры и правила мышление, а также действия, образующие их. Символические системы возникают как средство адаптации к окружающей действительности и решения неотложных проблем; “эти системы передаются в ходе инкультурации прежде всего как инструкции по поведению в некоторых проблематичных ситуациях. Большинство “субкультур” (что бы ни значило это слово) не располагают развернутыми текстами, передающими общее мировоззрение их участников, зато они все разъясняют новичкам, как им себя вести и как им себя чувствовать” [4].

Разумеется, вся совокупность научных подходов не ограничивается этим перечнем, но данные подходы наиболее распространены, и именно на их основе предпринимаются попытки типологизации и интерпретации субкультур.

Кроме указанных выше основных подходов к изучению субкультуры, по нашему мнению, заслуживает внимания и предложенная К. Соколовым концепция социокультурной стратификации, понимающая субкультуру, в первую очередь, как явление социально-психологическое и художественное [1]. Согласно этой концепцией, субкультура — это не что иное, как картина мира, общая для определенной большой группы людей. Весомую роль в генезисе и эволюции субкультур играет искусство, оно отображает картины мира разных субкультур, а также своеобразным путем формирует и изменяет их. Именно различия в картинах мира порождают разнообразные субкультуры общества. Все разнообразие субкультур в обществе интегрирует в единую культурную систему "ядро культуры". Речь идет об общенациональной картине мира, в которой отражена целостность национальной культуры.

Тезисы упоминавшейся ранее концепции находят подтверждение в ряде исследований [7; 8; 9; 10], вот почему она представляется наиболее перспективной. Заметим также, что благодаря этой концепции можно соединить в одно целое разные подходы к изучению и описанию субкультур: системно-динамический, синергетический, информационный, генетический, иерархический, трофический, экологический, эпидемиологический, когнитивный, реконструктивистский, инструктивистский. Поскольку именно категория "картина мира", на наш взгляд, является универсальной единицей их сочетания.

Назовем еще несколько известных на сегодняшний день типологизаций субкультур. Например, Б. Ерасов выделяет и кратко характеризует следующие 10 типов: субкультура бедных и богатых, гендерная, городская и сельская, девиантная, классовая, криминальная, молодежная, периферийная и элитарная [11]. А. Шилова, предлагая программу учебного курса "Социология девиантного поведения", выделяет 3 типа субкультур: делинквентную (преступную), молодежную и профессиональную [12]. Как видим, здесь не наблюдается четкой логики выделения оснований для типологизации.

Все это, на наш взгляд, свидетельствует о том, что нужно типологизировать не субкультуры, а социальные группы, которые могут образовывать или не образовывать субкультуру. В принципе "каждый класс, каждая социальная группа могут иметь свою особую "субкультуру” [13, с. 16], каждая социальная группа способная ее создать, однако не каждая создает. Учитывая это, следует искать признаки, причины и закономерности образования и функционирование субкультуры, а уже потом обращаться к типологизации. При этом необходимо помнить, что "создателем, носителем и хранителем субкультурных традиций выступает обычно социокультурная группа. Вместе с тем далеко не всякая социальная группа обладает собственной субкультурой. В качестве последней может быть признана лишь такая общность людей, которая имеет отличительные культурные особенности, выделяющие ее среди других общностей" [14, с. 22].

Сегодня можно утверждать, что "понятие субкультуры постигла судьба большинства других наиболее употребимых понятий… которые сделали его в высшей степени неоднозначным. Большая часть из них указывает на разные, хотя и одинаково реальные вещи, поэтому затруднительно выделить какое-нибудь в качестве правильного и отмести остальные как неверные” [5]. Каждый исследователь и каждая научная дисциплина интерпретируют это явление в соответствии со своими исследовательскими потребностями. В этих интерпретациях много общего, однако, по нашему мнению, для науки этого недостаточно. Сегодня нам не удалось обнаружить универсальную теорию субкультур или хотя бы общие концептуальные основания их исследования. Поэтому назрела необходимость такую теорию (концепцию) создать.

Для создания такой концепции необходимо иметь четкое объяснение механизмов возникновения и функционирования субкультур. Чтобы понять эти механизмы, исследователям придется ответить на ряд общих вопросов.

- По какими критериями можно определить, что в данной социальной группе существует или зарождается определенная субкультура?
- Как происходит процесс образования субкультур?
- Какие факторы способствуют, а какие мешают любой социальной группе общества создавать свою субкультуру?
- Насколько образованная субкультура является устойчивой?
- Может ли субкультура, созданная одной социальной группой, быть воспринятой другими субкультурами как своя?
- Как происходит процесс (если он действительно происходит) дальнейшего распространения субкультуры, то есть процесс ее выхода за пределы создавшей ее социальной группы, и каковы закономерности дальнейшего развития и функционирования субкультуры?
- Что общего и чем отличаются разные субкультуры одного общества?
- Каковы особенности проявления отдельной субкультуры и совокупности субкультур на микро- и макроуровне?
- Существует ли преемственность между субкультурами, отделенными друг от друга во времени?
- Можно ли управлять процессом образования и бытование субкультур? То есть возможно ли в принципе искусственно создать, уничтожить или видоизменить какую-либо субкультуру?

Понятно, что этими вопросами очерченная проблематика не исчерпывается. Однако они представляются ключевыми с точки зрения ее дальнейшей разработки.

Далее речь пойдет о предлагаемой концептуальной схеме исследования и описания субкультуры как явления.

Для начала необходимо определить, что мы понимаем под понятием "культура", поскольку ныне толкования этого понятия весьма разнообразны и неоднозначны; "разнообразие теорий культуры объясняется разнообразием исследовательских задач и все они имеют право на существование” [2, с. 14]. С этим нельзя не согласиться.

"Специфика понимания культуры во многом зависит от мировоззрения и профессиональной позиции ученого. Иногда фокус культуры видят в реальной, развертывающейся в пространстве и времени, деятельности, ее стиле, зримых эстетичных проявлениях. Но более распространено понимание культуры как информационной программы деятельности, системы "архетипов", в соответствии с которой осуществляется и воссоздается весь организованный процесс жизни" [13, с. 16]. Добавим, что, на наш взгляд, информационное понимание культуры наиболее приемлемо, поскольку вызывает менее всего разногласий.

Поэтому, учитывая цель данной работы, мы тоже будем понимать культуру как информационную программу. Для удобства за основу возьмем определения, данное В. Степиным в журнале "Вопросы философии" Согласно этому определению, культура — это система развивающихся исторически, сверхбиологических программ человеческой жизнедеятельности (деятельности, поведения, общения) обеспечивающих воспроизводство и изменение социальной жизни во всех ее основных проявлениях.

Программы деятельности, поведения и общения представлены разнообразием знаний, норм, навыков, идеалов, образцов деятельности и поведения, идей, гипотез, верований, целей, ценностных ориентаций и т.п. В совокупности и динамике они образуют исторически накапливаемый социальный опыт. Культура сохраняет, транслирует этот опыт (передает его от поколения к поколению). Она также генерирует новые программы деятельности, поведения и общения людей, которые, реализуясь в соответствующих видах и формах человеческой активности, порождают реальные изменения в жизни общества [15, с. 61].

В соответствии с этим, субкультуру мы понимаем как часть культуры, или как часть программы — ее подпрограмму. Программа реализуется именно благодаря своим подпрограммам. Однако субкультура может выступать не только как средство реализации большой программы, но и как определенная альтернатива или антитезис большой программы, целостная и вполне самодостаточная программа, которая может существовать как внутри программы, так и самая по себе, как своеобразный запасной вариант развития социокультурной системы.

В определенной степени культуру также можно понимать как своеобразную картину мира. В нашей работе мы понимаем культуру как сверхбиологическую программу жизнедеятельности человека (в самом широком понимании этого слова), а также восприятия.

С когнитивной точки зрения, вслед за М. Соколовым, культуру можно понимать как совокупность ментальных структур, присущих большинству общества, а субкультуру — как один из возможных культурных выборов: "каждая субкультура включает набор правил, позволяющих принимать решение по поводу всего, что может быть выбрано — подходит это для них или нет, а если ни и если нет ни одного удовлетворительного варианта — изобретать что-то свое. Возможно, система принципов, па которым осуществляется отбор, — это самая важная характеристика субкультуры" [5]. Он высказывает предположение о том, что "принципы, организующие развитие субкультуры, могут рассматриваться как “сценарий” или “скрипт” — когнитивная структура, организующая поведение в некоторых типах ситуаций" [5]. Развитие субкультуры, соответственно, определяется программой, регулирующей отношения с нормами культуры, часть которых интериоризуется, а часть отвергается. Также имеет место четкое размежевание культуры и субкультуры. По мнению М. Соколова, оно заключается в степени произвольности выбора таких программ. "Собственно, говорить о выборе культуры невозможно: приобщение к ней начинается без согласия ребенка. Но приобщение к одной из субкультур во всех случаях подразумевает принятие решения (или нескольких последовательных решений), осуществляемое сознательно. Это — один из редких моментов, когда человек волен решать, через какие очки ему смотреть на мир" [5].

Однако существует ряд критических замечаний, которые, по нашему мнению, вполне уместны и касаются парадигмы картины мира в целом: "В современных обществах существования групп, разделяющих общие нормы и ценности и обладающих общим "стилем жизни", является скорее иллюзией, чем реальностью. Культура в целому состоит из компетентностей в исполнении некоторых ролей (например, половых ролей, ролей носителя данного языка или верующего у каких-то богов). Проблема в том, что эти компетенции распределены крайне неравномерно, и по обладанию одной из них не всегда (и все реже) можно сказать, какими еще обладает тот или иной человек... Это особенно заметно в отношении всех тех явлений, которые мы условно называли молодежными субкультурами. Бессмысленно говорить о футбольных фанатах, сатанистах или национал-большевиках как о группах в логическом смысле этого слова, членство в одной из которых исключает членство в остальных... лишь иногда можно обнаружить нечто вроде социальной среды, с которой связана та или иная субкультура" [4]. Поэтому весьма непросто определить, имеют ли смысл результаты исследования построенные в пределах метафоры картины мира. Тем не менее эта проблема решается с помощью реконструктивистской парадигмы, благодаря которой "критерии становятся однозначными — способность вести себя так, чтобы казаться неотличимым от остальных исполнителей той же роли, и быть воспринимаемым в качестве своего" [4].

Все это, на наш взгляд, свидетельствует о том, что одних только категорий — каковыми являются картина мира и набор норм — недостаточно. Нужно искать еще и дополнительные параметры и уже на основе их целостности осуществлять комплексный анализ.

Именно поэтому российский социолог Д. Алисов [16], изучая городскую культуру (субкультуру), выделяет следующие параметры. Он считает, что городская культура "состоит из таких элементов культуры города, как нормы и ценности данной городской общины, социальная психология городского сообщества, образ жизни и менталитет горожан, социальная коммуникация и социальное проектирование и т.п." [16]. В свою очередь, "основными составляющими культуры города являются субкультуры высшего порядка: городская культура (собственно городская культура), традиционная культура (собственное сельская культура) и гибридная (квазиурбанистическая, или квазигородская)" [16]. В процессе исследования Алисов приходит к выводу, что современная городская культура "имеет сложную полиаморфную структуру, состоящую из множества взаимодействующих субкультур, и имеет в основе своего развития тенденции к дифференциации и усложнению внутренней структуры" [16].

Кое в чем аналогичное исследование, но уже в Украине, проводит Т. Белавина. Изучается процесс становления молодежной политической субкультуры и степень ее сформированности. В процессе исследования обнаружилось, что "общие характеристики молодежной политической ориентации не дают оснований для вывода о сформированности субкультурных признаков политической культуры молодежи, поскольку для молодежного движения характерны недостаточная организованность, неразвитость ценностно-ориентационного единства, отсутствие определенного идейного единства взглядов и положительных программ действий, идеологическая размытость, неопределенность политических ориентиров, политическая аморфность, суггестивная зависимость от влияния деструктивных сил общества, средств массовой информации, сомнительных ценностей массовой культуры" [17, с. 160].

Следует и тот момент, что "каждый человек принадлежит к какой-то субкультуре, хотя субкультуры большинства людей не имеют ни самоназвания, ни системы символов, обозначающих их границы. Правдоподобное предположение состоит в том, что самоидентификация и символика проявляются лишь вместе с необходимостью быстро и эффективно отличить своих от чужих. Исходя из этого, можно выдвинуть гипотезы относительно связи организационных факторов и проведения символических границ. Эмпирические данные в целом подтверждают это предположение, так, есть очевидная связь между субъективной важностью субкультурной самоидентификации и степенью, с которой группа распылена в большей по размерам популяции" [5]. Необходимы четкие критерии и показатели, с помощью которых эти субкультуры можно выявлять, описывать и типологизировать.

Поэтому, по нашему мнению, составляющими субкультуры и одновременно признаками ее оказываются: знание (картина мира в узком смысле); ценности; стиль и образ жизни; социальные институты как системы норм; процедурное знание (навыки, умения, способы осуществления, методы); потребности и склонности (см. схему).



Составляющие и признаки субкультуры

Критерием наличия и сформированности субкультуры является совокупность указанных выше параметров. Творцом и носителем субкультуры здесь оказывается социальная группа, имеющая определенные культурные признаки, которые отличают ее от других общностей. Социальную группу тут следует понимать прежде всего в широком смысле. То есть как большую общность людей, главным признаком которой является прежде всего культура, а не место в системе общественных отношений.

Расшифруем предложенную схему подробнее.

Знание (картина мира в узком смысле). Под этим понятием имеется в виду вся совокупность знаний и представлений индивида об окружающей действительности, отталкиваясь от которых, индивид выстраивает целостный образ социального мира и своего места в нем. На основе созданного образа происходит ориентация в жизненном пространстве. Здесь следует определить, каким образом происходит работа с социальной информацией и какие элементы социального мира при этом выделяются, а также механизмы, обслуживающие процесс построения данного образа.

Ценности мы будем понимать как компонент социальной системы, наделенный особым значением в индивидуальном или общественном сознании. Ценностью может быть любой объект (материальный или идеальный) — как реальный, так и воображаемый — в том случае, если таковой объект служит фокусом стремлений, желаний групп или отдельных лиц. В любой системе ценностей можно выделить: 1) то, чему отдают предпочтение в наибольшей мере (акты поведения, приближающиеся к социальному идеалу; это то, чем восхищаются, но чего не всегда придерживаются); 2) то, что считается нормальным, правильным (так поступают в большинстве случаев); 3) то, что не одобряют, осуждают и — на крайнем полюсе — считают аморальным, преступным.

К ценностям, которые будут характеризовать и будут выделять субкультуры как таковые, мы отнесем именно те ценности, которые присущи определенной социальной группе в целом и конкретному индивиду (члену субкультуры) в частности.

Стиль и образ жизни. Эта категория объединяет в себе такие компоненты, как стиль жизни, образ жизни, социальные роли и статусы. Стиль жизни будет пониматься как социально-психологическая категория, выражающая определенный тип поведения людей. Это понятие позволит сконцентрировать внимание на субъективной стороне человеческой деятельности, мотивах, формах поступков, повседневного поведения индивида, семьи, других социальных групп.

Образ жизни, соответственно, будет охватывать совокупность типичных видов жизнедеятельности индивида, социальной группы, общества в целом, примаемого в совокупности с условиями жизни, которые ее определяют. Эта категория дает возможность комплексно, во взаимосвязи рассматривать основные сферы жизнедеятельности людей: их труд, быт, общественную жизнь и культуру, выявлять причины их поведения, обусловленного укладом, уровнем и качеством жизни.

Социальные роли и статусы также относятся к стилю и образу жизни. Образ жизни индивида в культуре и субкультуре предполагает набор ролей, выполняемых индивидом в разных обстоятельств. Можно утверждать, что описать все возможные обстоятельства вряд ли удастся, однако среди них можно выделить классы стандартных обстоятельств, в которые индивид попадает регулярно. В каждом классе таких обстоятельств человек выполняет определенную роль (как правило, одну). Инвариантный класс обстоятельств предполагает ограниченный набор ролей; выполняя их, различные личности реализуют одни и те же требования институтов, выработанные для данных классов обстоятельств и способные быть отражением своеобразности субкультуры.

К стилю и образу жизни, который будет характеризовать и отличать субкультуру как таковую, мы отнесем именно тот стиль и образ жизни (стиль жизни, условия жизни, роли и статусы), который присущ определенной социальной группе в целом и конкретному индивиду (члену субкультуры) в частности.

Социальные институты как системы норм. Понятие института мы понимаем как относительно устойчивые типы и формы социальной практики, с помощью которых организуется жизнь общества, обеспечивается устойчивость связей и отношений в пределах его социальной организации. Деятельность социального института определяется: во-первых, набором специфических социальных норм и предписаний, регулирующих соответствующие типы поведения; во-вторых, его интеграцией в социально-политическую, идеологическую и ценностную структуры общества, что позволяет узаконить формально-правовую основу деятельности того или иного социального института, осуществлять социальный контроль над институционными типами действий; в-третьих, наличием материальных средств и условий, обеспечивающих успешное выполнение нормативных предписаний и осуществление социального контроля. В связи с этим социальные институты могут быть охарактеризованы с точки зрения как внешней, формальной (материальной) структуры, так и внутренней, то есть с позиции содержательного анализа их деятельности. Нас будет интересовать именно внутренний (содержательный) аспект их деятельности.

Из содержательного взгляда, социальный институт — это набор целесообразно ориентированных стандартов поведения конкретных лиц в типичных ситуациях. Эти стандарты поведения нормативно урегулированы. Они закреплены нормами права и другими социальными нормами. В границах социальной практики возникают определенные виды социальной активности, причем правовые и социальные нормы, регулирующие эту деятельность, концентрируются, группируются в определенную систему, которая обеспечивает данный вид социальной деятельности. Такой системой и служит социальный институт.

Каждый социальный институт характеризуется наличием цели деятельности, конкретными функциями, обеспечивающими достижение этой цели, набором социальных статусов и ролей, типичных для данного института.

Различные субкультуры имеют свои способы упорядочения их жизни как субкультур. В пределах субкультур могут возникать определенные специфические для них институты (например, “пахан” на зоне и т.п.). Эти институты обнаруживают присущую им специфическую иерархию.

Институт, как мы уже отмечали, предполагает определенную систему норм, усваивающихся в процессе социализации. Одни из них осознаются (независимо от того, писаные они или нет), а другие не осознаются. Можно предположить, что субкультура держится как раз на несформулированных и несознаваемых нормах. Обучение таким нормам осуществляется на примерах, то есть в процессе реального поведения. Реальное поведение — это проявление определенной роли, предусмотренной в определенном институте, при соответствующем инвариантном классе обстоятельств.

Процедурное знание: навыки, умение, способы осуществления, методы. Сюда входит именно то знание, которое необходимо для выполнения набора ролей, предусмотренного для индивида определенной субкультурой.

Потребности и склонности. Потребности мы будем понимать как состояние нехватки из чего-либо, состояние, стимулирующее деятельность, направленную на компенсацию этой нехватки. Потребности лежат в основе образования ценностей. Человеческие потребности бывают неосознанными (их называют влечениями) и осознанными. Осознание потребностей служит формированию интереса, мотива, ориентации, установки, цели, решение, действия. По критерию происхождения потребности разделяют на естественные, или биогенные, то есть первичные (в самосохранении — пище, воде, отдыхе, сне, тепле, сохранении здоровья, воспроизведении потомства, сексуальные и т.п.) и социогенные, вторичные (в самоутверждении, общении, различных достижениях, в дружбе, любви и т.п.; в знаниях, саморазвитии; в творчества, самовыражении). Первичные и вторичные потребности имеют социальный характер: они опосредствуются обществом, которое определяет конкретные формы их проявления и удовлетворения.

Нас будут интересовать, прежде всего, именно социальные потребности людей: потребности в общении, в самосохранении, самоутверждении, саморазвитии, самовыражении; социогенез вторичных потребностей; особенности общественного формирования конкретных проявлений и способов удовлетворения таких потребностей.

Склонность мы будем понимать как устойчивую ориентированность человека на что-то, желание заниматься определенным видом деятельности. Склонность формируется и развивается под влиянием условий жизни, обучения и воспитания.

К потребностям и склонностям, которые будут характеризовать и выделять субкультуры как таковые, мы отнесем потребности и склонности, присущие определенной социальной группе в целом и конкретному индивиду (члену субкультуры) в частности и удовлетворяющиеся и реализовывающиеся в рамках определенной субкультуры.

В зависимости от цели и задач исследования для полноты картины помимо перечисленных выше базовых признаков, вводятся дополнительные: пол, возраст, благосостояние, проживание на определенной территории, определенные временные ограничения и т.п. Это возможным наиболее полное описание реально существующих субкультур, выявление их социальных, региональных и историко-стадиальных особенностей. В таких условиях предлагаемое Ю. Савельевым распределение субкультур на три взаимосвязанных типа (социальные, региональные, историко-стадиальные) имеет смысл [2].

Литература

1. Соколов К.Б. Субкультуры, этносы и искусство: концепция социокультурной стратификации// Вест. Российского гуманитарного научного фонда. — 1997. - №1. — С. 134 — 143.
2. Савельєв Ю.Б. Взаємодія субкультур як фактор соціокультурного розвитку : Автореф. дис. ... канд. філос. наук. 09.00.03.— К., 1997. — 26 с.
3. Ионин Л.Г. Социология культуры: Учебное пособие. — М., 1996. — 280 с.
4. Соколов М. Как писать этнографию молодежной субкультуры
5. Соколов М. Субкультурное измерение социальных движений: когнитивный подход
6. Колесин И.Д. Подходы к изучению социокультурных процессов// Социологические исследования. — 1999. - №1. — С.130 — 136.
7. Ефимов К. Возможности проективных техник в маркетинговых исследованиях (на примере анализа особенностей "компьютерной" субкультуры)
8. Пушкар В.В. Субкультурні особливості сприймання музичних творів: Автореф. дис. ... канд. психол. наук. 19.00.01.—К., 1998. — 18 с.
9. Салтанович И.П. Музыка как элемент возрастной субкультуры (преемственность и конфликт поколений): Автореф. дис. ... канд. социальных наук. 22.00.06.— Минск,1994. — 19 с.
10. Смыслова О. Психологические последствия применения информационных технологий
11. Ерасов Б. С. Социальная культурология: Пособие для студентов высших учебных заведений. — М., 1996. — 591 с.
12. Шилова А. Н. Социология отклоняющегося поведения// Социологические исследования. — 1994. — №8. — С.68 — 72.
13. Соколов Э. В. Понятие, сущность и основные функции культуры: Учеб. пособие. - Ленинград, 1989. — 83 с.
14. Субкультурные объединения молодежи: критический анализ : Репринты докладов Всесоюзной научной конференции "Культура и ее роль в активизации человеческого фактора". - АН СССР, Ин-т философии, 1987. — 99 с.
15. Степин В. С. Культура // Вопросы философии. - 1999. - №8. - С.61 - 71.
16. Алисов Д.А. Урбанизация и культура
17. Бєлавіна Т. І. Деякі аспекти становлення молодіжної політичної субкультури в Україні // Проблеми політичної психології та її роль у становленні громадянина Української держави. — К., 2001. Вип. 3. - С.156 - 160.


Данную статью вы можете обсудить с автором в форуме в отдельном топике "Субкультура: методология исследования"




Напечатано в: Слюсаревский Н. Н. Субкультура как объект исследования // Социология: теория, методы, маркетинг. – 2002. – № 3. – С.117 – 127.



Желающие опубликовать свои работы (статьи, дипломные, рефераты) в библиотеке, присылайте их на library@countries.ru!


КНИГИ, сделать ЗАКАЗ КНИГИ ПОЧТОЙ в книжных магазинах БИБЛИО-ГЛОБУС, ОЗОН/OZON, БОЛЕРО/BOLERO, ТОП-КНИГА, БИБЛИОН и других

Социология субкультуры молодёжи